Олег Рубанский

Памяти Настоящего Человека. В годовщину ухода из жизни Сени Каца.

…Я помню свое посвящение на афишке концерта "Чучелёнок":

 Спасибо Сене Кацу за добро!

Спасибо людям, любящим поэта!

Пусть нас всегда объединяет это –  

"Струна и кисть, и вечное перо...",

Любовь и Совесть, Вера и Добро!..

Будь в мире, чучелёнкина планета!..

Многое, многое для нас значит – Сеня Кац... А для меня лично – скажу просто – Сеня сделал очень много добра, всегда мог выслушать и понять. Всего и не перечислить… Он всегда хотел, чтобы меня, как автора, знали, расслышали и оценили другие люди! В Германии Семён не раз занимался организацией моих концертов. И не только моих. Сколько времени, трудов, сил! И это притом, что возраст был уже давно не молодецкий, состояние здоровья требовало поберечь себя...

Этот его Божий дар Дружбы, незаурядный творческий талант и подвижнический заряд, наряду с добротой и высокой человеческой Совестью, многих и согрел, и познакомил, и объединил, и поддержал в этой жизни. Похоже, ему, самому настоящему и без срока давности киевлянину, помимо крайне необходимой и срочной медицинской помощи, по высшему предначертанию нужна была и новая полоса в жизни – для новых дружб, забот о людях, для обустройства семьи, для объединения его давних и новых единомышленников... И Сеня для всех – здесь и там – сделать это успел!

Кажется, это был 1990-й год. Семью Кацев, ещё не уехавших из Киева в Кассель, я пригласил к себе в гости на посиделки. Жил я тогда у киевского поэта и моего надёжного друга Александра Шаргородского (1947 – 2004), который тоже знал и любил песни Семёна Каца. Осенний тот вечер получился очень душевным, мы общались допоздна, много пели, читались стихи...

На следующий день Леночка, дочь Сени, по телефону рассказывала мне, как они (Сеня, Света и Леночка) возвращались домой, и как папа всю дорогу (а это от Татарки до Новой Дарницы – добрых полтора часа) был в приподнятом настроении, пел(!), и что таким радостным они его давно не видели... И вот главное – Лена сказала, что Семён тогда впервые назвал меня своим другом, заметив притом, что уже давно не обретал новых друзей... Ах, как же мне было приятно это слышать! Глубоко уважаемый мною Семён Кац – первый, как и должно в таком случае при немалой разнице возрастов...

Не перечесть – сколько было впоследствии наших встреч, даже более насыщенных и ярких, более зрелых с моей стороны, дорогих часов или дней общения... Но сейчас вот вспомнилась та давняя встреча. И я думаю: как это оказалось важно для моей жизни, какое счастье, что я однажды пригласил Сеню в гости. И, оказывается, смог тогда подарить простую, но настоящую радость человеку, дружба с которым для меня в итоге всегда – и радость, и поддержка в любую трудную минуту, и честь. И ответственность перед светлой памятью о Настоящем Человеке.

 

Олег Рубанский, Киев, 28 октября 2009 г.

 

rubanski.at.ua